Особенности внутритаджикского вооруженного конфликта

Корни межтаджикского противостояния, как справедливо отмечается в докладе, подготовленном группой специалистов Института стран СНГ, уходят еще в досоветские времена. Известно, что Таджикистана как отдельного, единого национального государства таджиков никогда не существовало. Вместе с тем, таджикская культура была ведущей в Средней Азии, а таджикское духовенство - наиболее авторитетным в регионе (70).

Содержание материала

Корни межтаджикского противостояния, как справедливо отмечается в докладе, подготовленном группой специалистов Института стран СНГ, уходят еще в досоветские времена. Известно, что Таджикистана как отдельного, единого национального государства таджиков никогда не существовало. Вместе с тем, таджикская культура была ведущей в Средней Азии, а таджикское духовенство - наиболее авторитетным в регионе (70).

Таджикское общество является глубоко клановым (в случае Таджикистана под кланом следует понимать региональные общности, или землячества). Основные кланово-этнические группы распределяются следующим образом: равнинная Ленинабадская область (40% населения республики) - ходжентский клан; Горный Бадахшан (за исключением Калайхумбского района) - бадахшанский клан, восток Хатлонской области (бывшей Кулябской) - кулябский клан; Вахшская долина (запад Хатлонской обл.) - гармский клан.

Кроме того, в республике сложилось множество районов компактного проживания узбеков (запад и север Таджикистана) и киргизов (восток Горного Бадахшана). Русское и русскоязычное население проживало в Душанбе и в городах на крайнем севере Таджикистана (Бекабад и др.).

Накануне распада СССР уровень среднедушевых доходов в начале 80-х гг. составлял в Таджикистане всего 50% от общесоюзного. Республика постоянно отставала от соседей, что особенно заметно было в Горно-Бадахшанской АО и Кулябской области. В течение более чем полувека власть принадлежала ходжентцам, и в северные регионы вкладывалось примерно в сто раз больше средств, чем, в южные. Наиболее промышленно развитый север - г. Ленинабад (с 1991 г. переименован в Ходжент) являлся поставщиком правящей элиты страны. Гарму принадлежали торговля и силовые структуры. Гуманитарная интеллигенция состояла в основном из бадахшанцев. Куляб «освоил» криминальную сферу (71).

С началом перестройки в местах компактного проживания гармцев (Душанбе и к востоку от него, запад Курган-Тюбинской области) сложилась массовая база оппозиции. Ее возглавили возникшая в 1990 г. Исламская партия возрождения (ИПВ) и националистическая организация интеллигенции «Растохез». Существенную роль на возникновение конфликта оказала аграрная перенаселенность, осложняемая нехваткой пригодных к сельскохозяйственной обработке земель (более 90% территории страны занимают горы).

Неудивительно, что гражданская война началась в Курган-Тюбинской области. Отмстим, что при средней плотности населения Таджикистана в 1991 г. 37,4 человека на кв. км., здесь приходилось 88,4 человека на кв. км. Еще в советские времена республика была самой "бедной" в СССР. Поскольку с апреля 1991 г. были отпущены цены на все товары народного потребления, население ряда регионов (Бадахшан, Куляб и др) оказалось на грани прямого физического вымирания от голода (72).

В августе 1992 г. представители министерств обороны России, Казахстана и Киргизии встретились в Душанбе с таджикским руководством для обсуждения коллективных миротворческих действий под эгидой СНГ. Было принято решение усилить пограничные войска, чтобы остановить поступление оружия из Афганистана, предназначавшегося для сил оппозиции. Тогда же президенты России, Казахстана, Киргизии и Узбекистана заявили в совместном коммюнике о недопустимости эскалации гражданской войны в Таджикистане, поскольку такое развитие событий угрожает безопасности соседних государств, стабильности во всем регионе Средней Азии.

Однако в сентябре обстановка в республике вновь обострилась. В конце октября 1992 г. Министерство обороны России обратилолсь к СНГ, ООН и другим международным организациям с призывом оказать оказать помощь в установлении мира в Таджикистане. В ноябре было достигнуто соглашение о прекращении огня.


Будучи заинтересованной в стабилизации обстановки в Таджикистане Россия принимала на всех этапах эскалации конфликта активное участие в его урегулировании, добиваясь прекращения вооруженной борьбы и разрешения разногласий между противоборствующими группировками политическими средствами. Как и другие участники СНГ Россия поддерживает официальные власти Таджикистана, строя отношения с республикой в соответствии Российско-Таджикским Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 25 мая 1993 г. (73).

Весной 1993 г, на территории Афганистан оппозиция сформировала Совет сопротивления - правительство в изгнании воглаве с Саидом Абдулло Нури, а летом вернула контроль над большой частью Гармской области Таджикистана. Оформилась Объединенная таджикская оппозиция (ОТО). Горно-Бадахшанская АО стала фактически независимой от Душанбе и создала собственные силы самообороны. Попытки центральной власти восстановить управление над АО оканчивались неудачей, а бои в районе Тавильдары (граница Бадахшана и остальной территории Таджикистана) периодически вспыхивают каждый год.

В начале 1993 г. Совет глав СНГ решил создать Коллективные миротворческие силы (КМС) в Таджикистане. В них в полном составе вошла российская 201-я мотострелковая дивизия. Узбекистан, Казахстан и Киргизия выставили всего по одному батальону (по 500 человек),

Весной 1994 г. после полугодичных усилий России и Ирана удалось начать процесс межтаджикского диалога. И. Рахмонов тем временем предпринял ряд шагов по легитимации своего режима: были проведены выборы в ВС, восстановлен институт президентства и принята новая Конституция В ответ на это оппозиция прервала переговоры и начала наступление в горных районах Гарма и особенно в Тавильдаре. Обстановка была настолько сложной, что возникла угроза потери городов Куляб и Курган-Тюбе. Ситуация осложнялась тем, что Ташкент пошел на прямые связи с руководством Бадахшана, ввел жесткий пограничный и таможенный режим на узбеко-таджикской границе и свернул военную помощь Душанбе. Однако в сентябре 1994 г. благодаря усилиям России и Ирана было подписано соглашение о прекращении огня.

Серьезный сдвиг в урегулировании вооруженного конфликта в Таджикистане произошел в июне 1997 г., когда в Москве президент Таджикистана и руководитель ОТО подписали Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. В общее соглашение вошли несколько документов, которые удалось подписать в предыдущие годы. Имеются в виду: мирное Соглашение и Протокол об основных функциях и полномочиях комиссии по национальному примирению от 23 декабря 1996 г., положение об этой комиссии от 21февраля 1997 г., а также протокол по военным проблемам и протокол о гарантиях исполнения подписанных ранее документов (74).


Вопрос об обеспечении безопасности таджико-афганской границы неоднократно включался в повестку дня заседаний СГГ СНГ.

Так, в Заявлении о мерах по нормализации обстановки на таджико-афганской границе от 7 августа 1993 г., принятом главами Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана (75), выразив глубокую озабоченность серьезным осложнением ситуации на этой границе, главы пяти государств заявили, в частности, следующее.

  1. Таджикско-афганская граница рассматривается ими как часть общем границы СНГ.
  2. Будут приняты все срочные и необходимые меры по обеспечению безопасности на таджикско-афганской границе и в этих целях будет усилен охраняющий границу контингент из состава пограничных войск и вооруженных сил Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана.
  3. Республике Таджикистан будет оказана дополнительная военная, экономическая и гуманитарная помощь, а также содействие в ускоренном создании национальных вооруженных сил и пограничных войск.
  4. В случае продолжения вооруженных нападений извне будут приняты ответные и соразмерные меры по их пресечению в соответствии с положениями Договора о коллективной безопасности стран СНГ, двусторонними соглашениями с Таджикистаном, а также правом на индивидуальную и коллективную самооборону, предусмотренную статьей 51 Устава ООН.

В Меморандуме о сотрудничестве по охране внешних государственных границ от 24 декабря 1993 г. руководители пяти вышеназванных государств, а также Туркменистана заявили, что охрана их внешних границ является общим делом этих стран и должна осуществляться согласованными совместными усилиями (76).

В Договоре между РФ и Республикой Таджикистан о сотрудничестве в военной области от 25 мая 1993 г. было определено, что воинские формирования Вооруженных Сил России, временнонаходящиеся на территории Таджикистана, кроме функций обеспечения безопасности РФ обеспечивают совместно с Вооруженными Силами Таджикистана безопасность этой республики по ее границе с государствами, не являющимися участниками СНГ (77).

В тот же период между двумя государствами было заключено Соглашение о правовом статусе пограничных войск РФ, находящихся на территории Республики Таджикистан (78). В ст. 2 этого документа говорится, что Республика Таджикистан в интересах обеспечения собственной безопасности, безопасности РФ и коллективной безопасности государств - участников СНГ на переходный период, до завершения процесса формирования собственных пограничных войск, делегирует вопросы охраны государственной границы с Афганистаном и Китаем в пределах своей территории пограничным войскам РФ.

Пограничные войска РФ в период их пребывания на территории Республики Таджикистан обеспечивают охрану государственной границы Таджикистана с Афганистаном и Китаем. В своей деятельности они руководствуются сохраняющими силу международными договорами бывшего СССР с Афганистаном и Китаем, соглашениями по пограничным вопросам между государствами СНГ, законами Республики Таджикистан, законодательными и иными нормативными актами РФ в части, не противоречащей законодательству Республики Таджикистан. Свои действия по охране государственной границы Таджикистана погранвойска России согласовываю! с главой государства и Правительством республики (79).


В целом, несмотря на то, что межтаджикский диалог продолжается, эксперты сомневаются в скором прекращении вооруженного конфликта в Таджикистане. Афганский опыт подсказывает, что многолетняя полупартизанская война в условиях раздробленной на кланы страны приобретает хроническую форму и затяжной характер.

Не следует, очевидно, переоценивать мерки западной демократии и надеяться, что переговорный процесс по рецептам ОБСЕ или концепции миротворчества ООН полностью применимы к уникальной таджикской ситуации. Необходимо учитывать как объективные, так и субъективные факторы, существующие в лом регионе.

Видимо было бы целесообразным сконцентрировать в правительстве РФ блок вопросов, касающихся так называемой "Южной дуги нестабильности" (границы СНГ от Таджикистана до Закавказья) в одних руках для выработки и проведения здесь скоординированной политики России. В любом случае для России как евразийской державы недопустимо нагнетание неоправданной исламофобии, ведущей к расколу российского населения по конфессиональному признаку и дальнейшему отдалению от Москвы мусульманских государств Кавказа и Центральной Азии. Нельзя допустить втягивания России в широкомасштабный конфликт на Востоке.

Поскольку до сих пор основное бремя материальных расходов и потерь на Памире несет Россия, необходимо перераспределить расходы на содержание Коллективных миротворческих сил между всеми заинтересованными сторонами (80).

Сноски

70.  Смолянский В.Г. Национальные конфликты в СССР и СНГ (1985-1992 гг.). - Улан-Удэ: БНЦ СО РАН. - 1996. - 189 с.

71.  Современные войны. Гуманитарные проблемы. Доклад для Независимой комиссии по международным гуманитарные вопросам. -М.: Междунар. отношения. - 1988. - 245 с.

72.  Спорные границы на Кавказе. - М.: Издательство «Весь мир». - 1996.-227 с.

73.  Тиунов О.И. Международное гуманитарное право. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА М - 1999. - 328 с.

74.  Тункпн Г.И. Право и сила в международной системе. - М.: Междунар. отношения. - 1983. - 195 с.

75.   Ушаков НА.   Невмешательство  во  внутренние дела  государств. - М.: Междунар. отношения. - 1971. - 168 с.

76.   Фельдман  Д.М.   Конфликты   в   мировой   политике.   -  М.: Международный университет бизнеса и управления «Братья Карич». -1997.-128 с.

77.  Федоров В.Н. ООН и проблемы войны и мира. - М.: Междунар. отношения. - 1988. - 263 с.

78.  Фуркало В.В. Международно-правовая защита гражданского населения  в  условиях   вооруженных   конфликтов.   -  Киев:   Наукова думка. - 1986. - 157 с.

79.  Хлестов ОН, Блищенко И.П. Красный Крест и международное гуманитарное право. - М.: Медицина. - 1977. - 104 с.

80.  Черниченко СВ. Международное право: современные теоретические проблемы. М.: Междунар. отношения. - 1993. - 296 с.

Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право. М., 1999.

Яндекс Поиск: