В эпоху Петра I по существующим монастырским богадельням был нанесен ощутимый удар: целым рядом указов начиная с 1697 г. суммы, поступавшие до этого на дела благотворительности из казны, были направлены на иные государственные нужды, а сами богадельни былипереданы под надзор полиции; согласно Указам 1712 и 1713 гг., в них было приказано записывать только престарелых и увечных.

Лишенные средств и церковного покровительства, богадельни были обречены на постепенную гибель.

Однако позднее Петр I попытался возродить участие монастырей в призрении и лечении населения. Духовный регламент 1721 г. предписывал монастырям построить «странноприимницы и лазареты и в них собрать престарелых и здравия весьма лишенных» [23, с. 301].

Особое внимание правительство уделяло призрению незаконнорожденных младенцев. Так, Указ от 4 ноября 1715 г. предписывал в Москве и других городах при церквах строить специальные «гошпитали» для «несчастнорожденных» детей, «чтоб таких младенцев в непристойные места не отметывали, но приносили б к вышеозначенным гошпиталям и клали тайно в окно через такое закрытие, дабы приношенных лиц было не видно... и те гошпитали построить и кормить из губерний из неокладных прибылых доходов...». В 1726 г. в них находилось 440 детей, а при них 120 кормилиц [31].

Правительство также обращало внимание и на лекарственное обеспечение населения. В Петербурге, Казани, Глухове, Риге и Ревеле были открыты казенные аптеки (1706), поощрялось создание вольных аптек.

Однако Петру I не удалось осуществить повсеместное создание сети учреждений «для врачевания и призрения», доступных гражданскому населению. Вскоре после его смерти большинство созданных по его инициативе приютов и богаделен было закрыто.

Литература и архивные источники

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.) 
/ Под ред. Р.У. Хабриева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.

Поиск