Довольно большую полемику в литературе вызвал вопрос о земском соборе 1575 г. С обоснованием версии о его созыве выступил В.. И. Корецкий. Он сослался на найденную им разрядную запись с изложением указа Ивана Грозного: «Лета 7084-го году сентября в 30 день велел государь бояром и воеводам князю Ивану Юрьевичю Булгакову-Голицыну и иным воеводам и большим дворяном з берегу и з украйных городов быти на Москве по списку для собору» (115) . «Значение этого факта в истории изучения земских соборов в России XVI в. трудно переоценить, — писал Корецкий. — О соборе 1575 г. в исторической литературе до сих пор ничего не было известно» (116). Учитывая, что для проезда до Москвы требовалось определенное время, Корецкий предположил, что собор мог начать свою работу в первой половине октября 1575 г.

Сведения разрядной записи Корецкий сопоставил с известием Горсея о «великом со всех провинций собрании в консистории св. Духа», о «долговременных прениях, представлениях и доводах собрания», которые были «подробно изложены и описаны в акте и поданы царю на рассмотрение» 117. Корецкий приурочивает «великое со всех провинций собрание» к 1575 г. и считает, что это был церковно-земский собор, на который вызвали и служилых людей. Согласно гипотезе Корецкого, царь поставил на соборе вопрос о секуляризации церковных имений. Это подтолкнуло на оппозицию духовных феодалов, и тогда Иван Грозный прибегнул к чрезвычайным мероприятиям: использовал в качестве великого князя всея Руси подставное лицо — царевича Симеона Бекбулатовича и при его помощи провел ликвидацию жалованных грамот (тарханов) духовным феодалам: «очевидно, они не были подписаны на имя нового «великого князя»». Произошло «возрождение опричной политики» (118).

Сняв в дальнейшем не подтверждаемый прямо источниками тезис о церковной секуляризации как предмете рассмотрения собором 1575 г. и о политике отмены тарханов, Корецкий развил гипотезу о втором издании опричнины под воздействием оппозиции царю на соборе представителей удельнокняжеской аристократии, высшего духовенства, бывших видных опричников. Не поддержали царя, говорит автор, даже лица, «специально подобранные»,   вызванные   «по   государеву   указу»,   «по   списку» (119).

По поводу гипотезы Корецкого в печати высказан ряд критических замечаний (120). Слово «собор» не всегда имеет значение «собрание», «совещание». Иногда это просто «сбор», военный сбор. Как указал английский ученый Э. Халберт (121), в переводе Горсея, которым пользовался Корецкий, термин «convocation» неправильно передан как «собрание»; имеется в виду, по-видимому, съезд духовенства: скорее всего церковный собор 1580 г. (а не земский 1575 г.). Симеон Бекбулатович официальной отмены тарханов не производил.

Затем Корецкий предложил третий вариант гипотезы о соборе 1575 г. Основанием для этого послужил Московский летописец XVII в. Там говорится: Грозный «мнети почал на сына своего царевича Ивана Ивановича о желании царьства и восхоте постави-ти ему препону, нарек на великое княжение Семиона Бекбулатова. Елицы же супротив сташа, глаголюще: «Не подобает, государь, тебе мимо своих чад иноплеменника на государство по-ставдяти...» И на тех возьяряся, казнил» (122).

Корецкий так интерпретирует данный текст: «Приведенные материалы дают возможность, наконец, более конкретно судить о том, что же произошло на земском соборе 1575 г. Что именно собирались там обсуждать — с достоверностью неизвестно, но с большой долей вероятности можно заключить, что в центре его внимания... стояли вопросы продолжения Ливонской войны и изыскания необходимых на это денежных средств. На соборе 1575 г. видные государственные деятели... а также некоторые высшие церковные иерархи...отказались одобрить планы царя, упрямо ведшего страну к катастрофе. Как можно заключить из публикуемого летописца, в их среде проявилась даже мысль заменить Грозного его старшим сыном» (123).

Не трудно видеть, что это чисто логическая конструкция, пытающаяся опереться на механическое сочетание двух разных известий о прямо не связанных событиях: о каком-то соборе в Москве и об эпизоде с Симеоном Бекбулатовичем. А были ли они связаны в жизни?

Во всяком случае, как ни понимать слова документа 1575 г.— «для сбору» или «для собору», речь идет о вызове служилых людей из южных городов в Москву для каких-то государевых дел, требующих информации и совета. Скорее всего это один из войсковых «сборов» («соборов»), которые могли созываться как непосредственно накануне военных походов, так и в предвидении военных действий в будущем, в целях Организации обороны. Я бы сравнил «собор» 1575 г. с вызовом в Москву в январе и феврале 1571 г. из «украинных городов» детей боярских, станичников, сторожей, вожей. Речь шла об организации станичной и сторожевой службы. Это дело было поручено боярину М. И. Воротынскому под руководством боярской думы. Лиц, вызванных по спискам в столицу, «распросили» по приказу царя. В результате были разработаны мероприятия по охране южной границы (124).

С. Ф. Платонов видит в комиссии Воротынского «пример обращения правительства к сведущим людям за техническими сведениями и советом в деле их специальности»; «попадают они в состав комиссии по выбору и указанию правительства, а не вследствие полномочий от местных корпораций» (125). Можно предполагать, что таковы же были цель и характер совещания 1575 г.

С. О. Шмидт считает, что комиссию 1571 г. нельзя назвать земским собором (126). Земским — нельзя. Но это одна из разновидностей сословных совещаний. Термин «войсковой собор» или «войсковой совет», думается, вполне пригоден для ее обозначения, а вероятно, это   обозначение применимо и к военному совету 1575 г. Служилые люди были приглашены по списку, а не выбраны местным населением. Но в XVI в. таков был статус.

Сноски

115 Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Руси». — «Исторический архив», 1959, № 2, с. 153. Опубликовано по рукописи   ГИМ, Собр. Щукина, № 496, лл. 536 об.— 537.

116 Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Руси». — «Исторический архив», 1959, № 2, с. 148. С. М. Каштанов внес поправку: известие о соборе было уже опубликовано в XVIII в. — ДРВ, изд. 2, ч. XIV. М., 1790, с. 305—306 (Каштанов С. М. Финансовая проблема в период проведения Иваном Грозным   политики «удела». — «Исторические записки», 1968, т. 82, с. 250); см. также: Разрядная книга 1475—1598 гг. Подгот. к печати В. И. Буганов. М., 1966, с. 267.

117 Горсей Д. Записки о Московии XVI в. СПб., 1909, с. 36—37. Часть записок Горсея была вновь переведена А. А. Севастьяновой (Севастьянова А. А. Записки Джерома Горсея о России в конце XVI — начале XVII в.— В кн.: Вопросы историографии   и   источниковедения отечественной истории. Сборник   трудов   Московского   гос.   педагогического института им. В. И. Ленина. М., 1974). Ниже дается параллельный перевод тех фрагментов, которые опубликованы в ее работе. Перевод Севастьяновой: «Высокий областной собор был созван   в   великой   консистории   св. Духа... После долгих обсуждений и совещаний они подробно изложили свои рассуждения в грамоте, представленной на царскую аудиенцию» (с. 101).

118 Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Руси». — «Исторический архив», 1959, № 2, с. 149—150.

119 Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины. — «Вопросы истории», 1967, № 5, с. 49; см. также: Материалы по истории земского собора 1575 г. и о поставлении Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Русии». «Подгот. В. И. Корецкий. — «Археографический ежегодник за 1969 год». М., 1971, с. 296—298.

120 Каштанов С. М. О внутренней политике Ивана Грозного в период «великого княжения»   Симеона   Бекбулатовича.— «Труды   Московского   гос. историко-архивного института», 1961, т. 16, с. 427—462; он же. К вопросу об отмене тарханов в 1575/76 г.— «Исторические записки», 1965, т. 77, с. 209—235; он же.   Финансовая   проблема,   с.   243—272; Павленко Н. И. Указ. соч., с. 98—100; Зимин А. А. Иван Грозный и Симеон Бекбулатович в 1575 г.— «Из истории Татарии», сб. IV. «Ученые записки Казанского гос. педагогического института», 1970, вып. 80, с. 141—163; Скрынников Р. Г. Россия после опричнины. Л., 1975, с. 6—7.

121 Hulbert E. The Zemskii Sobor of 1575: A mistake in translation.— «Slavic Review», 1966, vol. XXV, N 2, p. 320—322.

122 Буганов В. И. и Корецкий В. И. Неизвестный Московский летописец XVII в. из Музейного собрания ГБЛ. — «Записки Отдела рукописей ГБЛ», вып. 32. М., 1971, с. 145; ПСРЛ, т. 34, с. 226.

123 Буганов В. И. и Корецкий В. II. Указ. соч., с. 133.

124 Акты Московского государства, т. I. СПб., 1890, с. 1—17, № 1—14.

125 Платонов С. Ф. К истории московских земских соборов, с. 295—296.

126 Шмидт С.О. Становление российского самодержавства. - М., 1973, с. 251.

Земские и церковно-земские соборы 70-х годов XVI в. // Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI–XVII вв. - М.: 1967. С. 115–118.

Поиск