Индекс материала
Учет и перепись населения в России до 1917 г.
Оренбургская губерния
Наиболее распространенные языки Оренбургской губернии
Распределение населения Оренбургской губернии по сословиям
Все страницы

Начало учета населения на территории России относится к IX веку (Киевская Русь, Новгород). Велся он с фискальными целями - для податного обложения. Со второй половины XIII века, в период монголо-татарского ига, проводились учеты населения в отдельных русских княжествах для определения размеров дани. Эти же цели преследовали учеты на территории Закавказья в 70-х гг. XIII века. Объектом обложения в XIV веке становятся земельные участки, используемые в хозяйстве - соха (позднее четверть, десятина). В XVII веке единицей обложения стал двор, а основной формой учета - подворные переписи. Кроме подворных переписей, на отдельных территориях проходили и общегосударственные переписи (1646, 1678, 1710, 1716-17 гг.).

Указом Петра I от 26 ноября 1718 г. было положено начало государственным ревизиям (спискам) для определения численности населения, облагаемого податями, прежде всего крестьян и мещан, хотя наряду с учетом податного населения велся и учет населения, не подлежащего обложению. Вот пример «переписного листа» того времени: «... Нижегородской губернской канцелярии пристав Василий Кондратьев, сын Бородин без всякой утайки, не взирая ни на какие старые и вновь поголовные переписи самую сущую правду сказал, Он, Василий, сорока лет. Податей великого сударя, кроме рублевых и канатных семи гривен, никаких не платит и с разночинцами в оклад не положен. Живет в Предтеченском приходе своим двором. А свойственников и иных людей мужеска полу никого нет. А буде он сказал ложно и явитца какая в душах мужеска полу утайка и за то указал ты, великий государь, без всякие пощады учинить ему смертную казнь. К сей сказке нижегородец Иван Мансуров вместо Василий Кондратьева, руку приложил» [1].

Ревизии лишь с большой условностью можно сравнивать с переписями населения, так как они велись лишь с целью определения его численности, причем не обеспечивалась сопоставимость даже этих данных от ревизии к ревизии, поскольку количество категорий необлагаемого населения в них менялось. Основной же недостаток ревизий и их главное отличие от переписей населения состояли в том, что сроки проведения ревизий были не одинаковы и слишком растянуты. Если девятая ревизия проводилась в течение одного года, то седьмая тянулась на протяжении 10 лет, а последняя (десятая) ревизия продлилась три года. Первая ревизия была проведена с 1720 по 1722 г., а последняя началась в 1857 г. и закончилась в 1860 г. [2]

С отменой в России крепостного права стала очевидной необходимость новых форм учета населения, в частности, проведения однодневной всеобщей переписи. Со второй половины XIX в. под влиянием насущных потребностей экономического развития стали проводиться «однодневные» переписи населения в городах (до первой мировой войны их было не менее 200). В основном эти переписи проводились в столичных, крупных губерниях и некоторых уездных городах. Полностью население было переписано только в Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерниях (в первых двух в 1867 г. и 1881 г., в третьей - в 1881 г.). Земства некоторых губерний проводили подворные переписи крестьянского населения. Однако данные о населении, получаемые таким образом, не удовлетворяли требованиям статистики, касающиеся тех или иных признаков населения, нужных для государственных обоснований и научных исследований. Необходимо было проведение полной всеобщей переписи населения Империи.

Первая Всеобщая перепись населения современного типа состоялась, после многолетних настояний прогрессивных российских ученых-статистиков, в 1897 году. Особая заслуга в ее подготовке и проведении принадлежит знаменитому русскому географу и статистику П. П. Семенову-Тянь-Шанскому, который с 1863 по 1882 год возглавлял Центральный статистический комитет при Министерстве внутренних дел и долгие годы являлся председателем Статистического совета при Министерстве внутренних дел. Петра Петровича Семенова-Тянь-Шанского по праву называют отцом современной административной статистики. Проект Всероссийской переписи населения обсуждался на созванном по инициативе П. П. Семенова-Тянь-Шанского в 1870 году Первом Всероссийском съезде статистиков, в 1872 году - на VIII сессии Международного статистического конгресса. В июне 1895 года окончательный проект переписи был утвержден Николаем II.[3]

Первая и единственная Всеобщая перепись населения Российской империи проводилась по состоянию на «раннее утро» 28 января 1897 г. В ней учитывались 3 категории населения: наличное, постоянное и приписное в переписных листах списочной формы трех видов: форма А — для крестьянских хозяйств, форма Б — для владельческих хозяйств, форма В — для городского населения. В сельской местности переписные листы составлялись на каждое отдельное хозяйство, в состав которого входили члены семьи, родственники, и другие проживающие с ними лица. В городах хозяйством считалась отдельная квартира. Если одинокий человек имел отдельное хозяйство или проживал в отдельной квартире, то на него заполнялся отдельный переписной лист.

О каждом опрашиваемом собирались сведения по 14 пунктам, включая данные о фамилии (прозвище) и отметки о физических недостатках. Программа переписи включала в себя социально-демографические характеристики опрашиваемых, брачное состояние, место рождения, вероисповедание, родной язык, грамотность и занятие.

В царской России графа «национальность» отсутствовала как в метрических книгах, так и в переписных листах переписей. В ходе переписи 1897 г. людям задавали вопрос только о родном языке. Исключение было сделано лишь для Кавказа, где помимо языка спрашивали еще и о национальности. Тем не менее тогдашние статистические теории позволяли делать из сведений о родном языке выводы относительно «племен и народов». Составители инструкций для счетчиков подчеркивали право опрашиваемых свободно выбирать тот язык, который они считают родным. Таким образом, перепись фиксировала чувство принадлежности к языку, а следовательно, и к культуре, чувство, вытекающее одновременно и из родственных связей и из личного выбора, причем чувство это неизбежно носило исключительный характер, поскольку опрашиваемые имели право указать всего один язык. Это ограничение вызвало затруднения в многочисленных регионах, где счетчики сталкивались с людьми, владеющими одновременно двумя или больше языками. [4]

Новое понимание населения как суммы равных индивидов, в противоположность старому иерархическому подходу, требовало от организаторов переписи предлагать всем подданным царя один и тот же переписной лист и пользоваться применительно ко всем одной и той же техникой опроса; однако полностью соблюсти этот принцип при проведении переписи 1897 года не удалось. Первый пункт инструкций, утвержденных в 1895 году, указывал, что они относятся ко всему населению Империи, однако к пункту было сделано примечание, гласившее, что в большой части регионов [5] допустимы «отклонения от регламента» применительно к особой категории населения, инородцам. Для них был напечатан переписной лист особого образца. Само название этой категории, свидетельствовавшее об их ином, нежели у всех остальных жителей Империи, происхождении, указывало на возможность на практике проводить перепись среди них другим, менее исчерпывающим образом.

В переписи 1897 г. было организовано предварительное заполнение переписных листов до критической даты, а в день 28 января они должны быть вновь проверены, при необходимости исправлены, т. е. приведены в соответствие по состоянию на эту дату.

Лицевая сторона каждого переписного листа предназначалась для подсчета населения по категориям. Надо было записать численность наличного, постоянного, приписного населения. Кроме того, в селах необходимо было зафиксировать число лиц некрестьянских сословий, а в городах, наоборот, — крестьянского.

Помимо переписных листов заполнялись сводные документы по населенным пунктам и счетным участкам.

Наряду с оплачиваемыми счетчиками привлекались бесплатные, специально для которых была введена медаль «За труды по первой Всеобщей переписи населения 1897 года». Счетчики формировались из грамотных запасных солдат, «благонадежных» учителей и служителей церкви.

В усадьбах и городских домовладениях счетчик лишь приносил, забирал и проверял переписные листы, а их заполнение проводили соответственно владельцы, арендаторы, хозяева.

Заполнение переписных листов начиналось в селах за 30-20, а в городах за 10-5 дней до критической даты. Проверка данных на критическую дату проводилась в городах 2 дня, в селах — 3 дня. Счетный участок в селе охватывал 2000 жителей, в городе — 750.

Огромная территория, разноязычное население с самым разнообразным укладом жизни, в подавляющей массе неграмотное, неподготовленное население, плохая связь и дорожная сеть крайне осложняли проведение переписи.

Общее руководство переписью было возложено на министра внутренних дел, он же являлся председателем Главной переписной комиссии, заместителем был П. П. Семенов-Тянь-Шанский, управляющим делами - директор Центрального Статистического Комитета Н. А. Тройницкий. Переписные комиссии в губерниях и областях возглавляли губернаторы, в округах и уездах - предводители дворянства.


Оренбургская губерния

В Оренбургской губернии переписную комиссию возглавлял тогдашний губернатор и Наказной атаман Владимир Иванович Ершов (1892-1899).

«Общая численность населения Оренбургской губернии по переписи 28 января 1897 года определилась в 1 600 145 человек, из которых 152 601 чел. жил в городах, а остальные 1 447 544 чел. составляли сельское население губернии. Наибольшей плотностью населения отличаются Оренбургский и Челябинский уезды, т.е. самый северный и самый южный. Сравнительно высокая цифра плотности населения в Оренбургском уезде объясняется тем, что в его состав входит крупный город, служащий административным центром, около таких центров население всегда гуще; более значительная плотность населения в Челябинском уезде, по всей вероятности, зависит от исторических причин: заселение этого края началось с северо-восточной его части». [6]

«Общее количество населенных пунктов в губернии по данным переписи, опубликованным в издании Центрального Статистического Комитета: «Распределение населенных мест Российской империи по численности в них населения определилось в 2321, что, при сопоставлении с пространством губернии, указывает на значительную их разбросанность, а именно: на 1 поселение в среднем приходится 39,91 кв. версты; при сопоставлении же с общей численностью внегородского населения ясно обнаруживается стремление населения жить относительно крупными поселениями: в самом деле - на 1 поселение в среднем приходится в Оренбургской губернии 306 жителей, тогда как во всей России всего лишь 165. Кроме селений в губернии имеется шесть городов: один губернский, четыре уездных и один (Илецкая Защита) заштатный, а именно: Оренбург с 72.425 жит., Троицк - с 23.299 ж., Челябинск - с 19.998 ж., Орск - с 14.016 ж., Верхнеуральск - с 11.095 ж. и Илецкая Защита - с 11.768 жителями. Таким образом, городское население в Оренбургской губернии, достигающее 152.601 человек, составляет 9,54% всех жителей» [7] .

«В отношении состава населения по полу Оренбургская губерния принадлежит к числу местностей с небольшим численным преобладанием женского населения, а именно: на 100 мужчин в ней приходится 101,59 женщин, причем для городского населения соответствующая цифра будет меньше средней, а именно 95,47%, а для внегородского больше - 102,25%». [8]


Наиболее распространенные языки Оренбургской губернии

«В отношении состава по родному языку обитатели Оренбургской губернии представляют большое разнообразие; это объясняется тем обстоятельством, что этот край, лежащий на рубеже между Европой и Азией, издавна служил местом обитания татар, киргизов, башкир и различных финских народностей». [9] В таблице 1 представлены наиболее распространенные языки Оренбургской губернии.

Таблица 1

Наиболее распространенные языки Оренбургской губернии [*]

Языки

Всего жителей

В % к общ. числу жителей:

На 100 мужчин приходится женщин

Об. пола

Муж. п.

Жен. п.

Об. пола

Муж. п.

Жен. п.

Великорусский

1.126.040

546.340

579.700

70,37

68,83

71,89

106,10

Малорусский

41.541

20.896

20.645

2,59

2,63

2,56

98,80

Белорусский

2.247

1.078

1.169

0,14

0,14

0,14

108,44

Башкирский

254.561

133.613

120.948

15,91

16,83

15,00

90,52

Татарский

92.926

48.671

44.255

5,81

6,13

5,49

90,93

Мордовский

38.403

19.104

19.299

2,40

2,42

2,39

101,02

Тептярский

16.877

8.697

8.180

1,05

1,09

1,01

94,06

Немецкий

5.457

2.800

2.657

0,34

0,35

0,33

94,89

Чувашский

5.064

2.584

2.480

0,32

0,33

0,31

95,98

Киргизский

4.971

3.220

1.751

0,31

0,40

0,22

54,38

Мещерякский

4.898

2.582

2.316

0,31

0,33

0,29

89,70

Еврейский

1.844

975

869

0,11

0,12

0,11

89,14

Польский

1.696

1.141

555

0,11

0,14

0,07

48,64

Калмыцкий

1.203

646

557

0,08

0,09

0,07

86,22

Цыганский

514

257

257

0,03

0,03

0,03

100,00

Проч. языки

1.860

1.139

721

0,12

0,14

0,09

63,30

Итого:

1.600.102

793.743

806.359

100,00

100,00

100,00

101,59



[*] Оренбургская губерния» Б. М., 1904 XX (Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Изд. Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел под редакцией Н.А. Тройницкого). Цит. по: Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 88.


Распределение населения Оренбургской губернии по сословиям

Распределение населения по сословиям представлено в таблице 2. Население губернии, как видно из этой таблицы, состоит главным образом из крестьян, к которым отнесены также башкиры, мордва, чуваши, тептяри и некоторые другие народности, а также из казаков. Первые составляют 64,17% всего населения, а вторые - 22,84%. Мещане занимают лишь третье место, их насчитывается всего 10,94%. [10]

Таблица 2

Распределение населения Оренбургской губернии по сословиям [**]

Сословия

В губернии

В городах

В уездах

На 100 мужчин приходится женщин

Всего обоего пола

В%

Всего обоего пола

В %

Всего обоего пола

В %

Двор. потом. и личн., чиновн. и их семей.

12.045

0,76

8.483

5,56

3.562

0,24

111,4

Лиц духовн. звания

5.863

0,37

1.573

1,03

4.290

0,29

19,7

Почетных

граждан

3.512

0,22

985

0,65

2.527

0,17

88,9

Купцов

2.773

0,17

1.982

1,30

791

0,06

107,6

Мещан

174.960

10,94

91.567

60,00

83.393

5,76

103,2

Крестьян

1.026.732

64,17

36.491

23,91

990.241

68,41

99,4

Казаков

(войсковых)

365.500

22,84

8.106

5,31

357.394

24,69

107,6

Инородцев

5.126

0,31

1.133

0,74

3.993

0,28

55,7

Иностранцев

1.137

0,07

792

0,52

345

0,03

90,8

Лиц ост.

сословий

2.497

0,15

1.489

0,98

1.008

0,07

97,7

Всего

1.600.145

100

152.601

100

1.447.544

100

101,5



[**] Оренбургская губерния» Б. М., 1904 XX (Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Изд. Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел под редакцией Н.А. Тройницкого). Цит. по: Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 89.

«Грамотное население, определенное переписью в 326.995 человек (в том числе в городах 55.620 чел.), составляет всего 20,44% общей численности населения в губернии и 36,45% городского населения. Более всего грамотных оказалось в Троицком (24,86%), а менее всего в Челябинском (15,08%) уездах, а из городов maximum грамотных приходится на г. Оренбург (41,19%) и minimum - на Илецкую Защиту (20,70%)». [11]

«Наиболее распространенной является в губернии добывающая промышленность, которой занимается 254.540 человек или 68,7% всех жителей, затем следуют обрабатывающая промышленность - 33,839 чел. или 9,1% и пр. Громадное большинство лиц, занимающихся добывающей промышленностью, относится к земледельцам, а именно: 229.188 человек или 90,4% общего их числа. Это ясно указывает на земледельческий характер губернии. Кроме того, в губернии развито довольно значительно горное дело и обработка металлов, а также извозный промысел. Последнее объясняется недостаточностью железнодорожных путей». [12]

Проведенная перепись впервые дала возможность получить относительно полные данные обо всем населении тогдашней России, что позволяет считать ее важной вехой в накоплении знаний о населении страны и рассматривать как начало нового, современного периода истории российской статистики населения.

-----

  1. Каузан В. М. Народонаселение России в XVIII - в первой половине XIX в. по материалам ревизии. М.: АН СССР, 1963. С. 64.
  2. Статистика населения с основами демографии / Г. С. Кильдишев, Л. Л. Козлова; С. П. Ананьева и др. М, 1990. С. 39.
  3. Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 87.
  4. Кадио Ж. Как упорядочивали разнообразие: списки и классификации национальностей в Российской Империи и в Советском Союзе // Ab Imperio. 2002 № 4. С. 179-180.
  5. Отклонения были разрешены «в Архангельской, Астраханской, Оренбургской губерниях, в Закаспийской, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областях, в краях Кавказском и Туркестанском, а также в губерниях и областях Сибири». Цит. по: Кадио Ж. Как упорядочивали разнообразие: списки и классификации национальностей в Российской Империи и в Советском Союзе // Ab Imperio. 2002 № 4. С. 180?181.
  6. Оренбургская губерния. Б. М., 1904 XX (Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Изд. Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел под редакцией Н.А. Тройницкого). Цит. по: Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 87.
  7. Оренбургская губерния. Б. М., 1904 XX (Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Изд. Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел под редакцией Н.А. Тройницкого). Цит. по: Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 87?88.
  8. Там же. С. 88.
  9. Там же
  10. Оренбургская губерния. Б. М., 1904 XX (Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Изд. Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел под редакцией Н.А. Тройницкого). Цит. по: Сивелькин В. А. История Российских переписей населения // Этнопанорама. 2002. № 3-4. С. 89.
  11. Там же
  12. Там же. С. 89-90

См.: Перепись населения как социокультурное явление

istoriirossii.ru

Похожие Материалы

Поиск