Социальные слои русского средневековья

Князья в XIV-XV вв. имели свое обширное и сложное дворцовое хозяйство. Все земли княжества, которые не принадлежали на вотчинном праве боярам, вольным слугам или церковным учреждениям, считались принадлежавшими князю.

Содержание материала

Крестьяне

Крестьяне в XIV-XV вв. жили или на землях частных владельцев – бояр, вольных слуг и церковных учреждений или на землях княжеских. На землях частных владельцев они занимали по договору с господином известные участки земли и платили за них условленный денежный или хлебный оброк, а также исполняли известные работы («изделье»). По закону они имели право перехода от одного владельца к другому и фактически пользовались этим правом, если надеялись в другом месте найти лучшие условия жизни и хозяйства. Однако уже в эту эпоху крестьянское право перехода частью регулировалось, а частью ограничивалось княжескими законами или частными постановлениями. Некоторые монастыри уже в XV в. испрашивали себе у великого князя грамоты, запрещавшие уход крестьян из монастырских сел. С другой стороны, частным землевладельцам запрещалось перезывать к себе «тяглых волостных письменных людей», то есть крестьян, сидевших на княжеских «черных» землях и записанных в волостные податные списки. Несмотря на все эти частичные ограничения, крестьяне сохранили право перехода не только в XV в., но еще и в XVI в., хотя уже далеко не все имели фактическую возможность перехода.

Значительная часть крестьян в XV в. жила на «черных», «тяглых», «волостных» землях, которые составляли собственность великих князей московских. Земли эти находились во владении и пользовании крестьян, с платежом «оброка» в княжескую казну. Крестьяне называли их «земли великого князя, а нашего владения» и фактически распоряжались своими участками: продавали их другим крестьянам, закладывали, дарили, меняли. По смерти обычно их участки переходили к их наследникам. Каждый двор вел свое хозяйство – сельское, а иногда и промысловое; несколько дворов иногда образовывали товарищество, или артель, члены которой назывались «складниками».

Несколько селений составляли более крупные общества, которые назывались волостями. Каждая волость образовывала самоуправляющийся крестьянский «мир»: мирской сход выбирал старосту или сотского и его товарищей. Более важные дела староста решал «поговоря с волостью», то есть после обсуждения дела на мирском сходе. Волостное управление заведовало общими хозяйственными угодьями и иногда сдавало их в аренду; оно призывало новых поселенцев на пустые земли или на оставленные крестьянские участки. Волостное управление само решало мелкие текущие дела судебно-административного характера, разбирало споры и столкновения между крестьянами.

Правительство назначало на каждую волость только общую сумму, подлежащую уплате, а затем избранные волостью «окладчики» или специальные «целовальники» разверстывали эту сумму между членами волости «по силе» или «по животам» каждого, то есть соответственно имущественной состоятельности отдельных крестьянских домохозяев. Отвечая за исправную уплату податей и отбывание повинностей, волость была заинтересована в сохранении и пополнении состава своей трудовой и платежной силы. Поэтому волость старалась не допускать ухода крестьян-тяглецов, если они не оставляли на своих участках надежных заместителей, а также старались призывать в свой состав новых «тяглецов» со стороны.